Меню

Gambling Trout 2018: летняя сессия.

Пройдя контрольный круг по мосткам, по периметру водоема, бросив всем коронное «До встречи», направляюсь к машине, где мои попутчики, должно быть, уже заждались. Под мое повествование о, наверное, невозможном стечении обстоятельств направляемся в сторону Екатеринбурга. Антон, невзирая на дальнюю дорогу, после высадки Александра соглашается добросить и меня до обители. Дальнейшая беседа оказалась не такая эмоциональная, но, отнюдь, не менее содержательная. Только благодаря непрерывному обсуждению развития рыбалки в России, мы и глазом моргнуть не успели, как половина дороги была уже позади. А ночь тем временем уже вступила в свои права...

В любом хаосе есть доля порядка, потому и небо приковывало к себе взгляд совершенно по-иному. Причиной тому оказалось невиданное мною ранее явление, на которое, я то и дело, засматривался. Оно полностью поглощало мое внимание. Безоблачное черное небо просто поражало количеством осевшим на нем звезд. Они казались такими близкими, словно до них можно дотянуться рукой. И в то же время, непрерывно излучаемый ими пульсирующий свет был настолько далеким и холодным, что возвращал в реальность, где нас действительно разделяют миллионы километров. При виде такой картины хочется лишь невольно улыбнуться и молча продолжать созерцать столь редкое для Северо-Запада явление.

Высказав слова благодарности своему последнему, в этом маленьком путешествии, сопровождающему, двигаюсь в сторону дома. Туда, где давно уже царит покой, а потухшие огни пытаются выглядеть зловеще. Темнота, не желая позволить даже на секунду родиться хоть одной яркой мыли, продолжала обволакивать все пространство вокруг. Устроившись поудобнее, я закрыл глаза, но тут же почувствовал что-то крепко закрепившееся в уголках разума. Оно мешало окончательному погружению в царство сна, ведь даже при своем небольшом размере и неясной форме, светилось так ярко, что постоянно заставляло мозг работать.

Этим полуночным бродягой оказалась одна мысль – мысль о том, что скоро все прошедшее вновь повторится и свершится феерия. О том, что уже совсем скоро турнир «Gambling Trout 2018: летняя сессия».

Вопроса «ехать – или нет?» перед поездкой не стояло – она была не более чем данностью. Нельзя просто оставить без внимания мероприятие такого уровня, да еще и на лучшем в России спортивно-форелевом водоеме. Как бы абсурдно это не звучало, но, да – лучший водоем находится именно там, в Челябинской области. Однако «лучшим» его считает половина страны не просто так, на это есть определенные причины. Первая, основополагающая, подразумевает под собой соблюдение концепций «Area»: рыбы ровно столько, чтобы равномерно заполнить весь водоем и все его слои, а идеально ровное дно позволяет использовать все типы форелевых приманок. Вторая же, косвенная, достигается путем развития инфраструктуры: можно приехать одному, с товарищами, или притащить сюда целый клуб, и при этом вам всегда будет, где переночевать и где поесть. Евгений – создатель этого рыбацкого рая, продумал практически все, для того, чтобы вы непременно вернулись сюда снова. Команда «РК Азарт» не останавливается на достигнутом результате, и постоянно развивается, и это очень радует.

Несколько недель томительных ожиданий, кропотливая подготовка снастей – все это было позади, ведь мой поезд прибыл на конечную остановку, и меня уже вновь ждут те же ребята. В этот раз дорога до водоема заняла чуть меньше четырех часов, ведь мы хотели попасть туда как можно раньше из-за ограничений по времени. Чтобы не запрессовать рыбу раньше положенного, крайнюю тренировку урезали до двух часов дня. На самом деле это было весьма справедливое решение, потому что уже к десяти часам на воде находилось более двадцати человек. Но, несмотря на такие страсти, рыба клевала исправно вплоть до конца обозначенного времени.

— Миша, привет. Не занят? Задам пару вопросов?

— Да, задавай, конечно.

— Что там с рыбой? Правда что она сильно выросла? На что лучше реагирует?

— Выросла не прям чтобы сильно, но техника того, как ты работаешь с рыбой, будет играть далеко не последнюю роль.

— И как это понимать?

— Последние тренировки показали, что если ты затягиваешь фрикцион, то рыба очень часто сходит, а если не дотягиваешь, то спокойно уходит в соседние сектора.

— Стоп, стоп, стоп. О каком размере рыбы вообще идет речь?

— От 250 до… 400 грамм.

— ...

— Она нереально бешеная. Даже не сравнивай ее с теми двумястами граммами, которые были этой весной. Ну и тем более не сравнивай с вашими дряхлыми Московско-Питерскими килошками. Рыба стала вести себя намного агрессивнее, поэтому даже при своем малом размере она ломает крючки и рвет лески.

— Ладно, а что с поведением?

— На тренировках, все, как обычно, – ест все, что не попадя.

— Спасибо большое за информацию! Учту!

Даже если постараюсь, то все равно не смогу передать эмоции Михаила Горячева, в тот момент, когда он рассказывал об их якобы «бешеной» рыбе. Диалог состоялся накануне перед поездкой, поэтому я долго ломал голову. Да как вообще рыба такого размера может вести себя подобным образом? Может он просто преувеличил? Понимание его слов пришло не сразу...

Первый заброс я совершил сразу после того, как со всеми поздоровался, нашел место посвободнее, и собрал один основной комплект. Точным, выверенным до миллиметра движением руки посылаю приманку на максимально ближнее для тестовой проводки расстояние. Полутора граммовый Випер в коричневом цвете очень понравился рыбке, плавающей в полу метре от поверхности. Натягивающийся из провисшего положения полиэстер передал резкую поклевку прямо в руку, а я тем временем выполнил очень деликатную подсечку. Только одна проблема возникла после идеальной поклевки – рыба наотрез отказалась двигаться в мою сторону. Она умудрилась сделать рывок куда-то вправо метров на десять, после чего лишь немного сбавив сопротивление, начала давать слабину. «Ну кабанов мне еще не хватало!» — произнес я с потухающим голосом, а последнее слово нецензурного содержания словно зависло в воздухе. Передо мной спустя тридцать секунд оказался блестящий бок, с розовой полосой вдоль всего корпуса. Радужная форель – не иначе, та самая, которую я только что не мог уговорить хоть на метр приблизиться, только вот ее размер заставил немного удивиться. По тяге эта рыба больше походила на толстую полторашку, которую в силу ее большого веса бывает довольно сложно развернуть. Отличие от крупной рыбы, конечно, было – эти триста грамм устают в разы дольше, либо не устают на протяжении вываживания вовсе.

Тренировка в условиях пасмурной погоды могла бы с переменным успехом продолжаться довольно долго, только вот активность рыбы еще при двух пробных геймах с Антоном и Стасом скатилась до воблерной. Рыба не становилась более пассивной, просто у нее быстро менялись условия, в которых она ела относительно результативнее.

Первые двадцать минут стартовали сразу после сбора всех комплектов участников междусобойчика. Начинаем ловить с блесен: Хай-Берст у меня и Антона, и соответственно София у Стаса. Я, специально для пасмурной погоды, выбрал блестящую блесну, наполовину окрашенную в активный желтый цвет. Через пять минут интенсивной ловли такая тактика начала приносить плоды – я и Антон шли рыба в рыбу до пятой поимки, а Стас отставал от нас на целых три хвоста. Может, мы бы и шли вровень до самого конца, но я отчетливо видел, что рыба стоит чуть выше, чем шли наши блесны, поэтому чуть позже я поставил красную Шейлу. Резкая смена тактики помогла мне выиграть первый «тур», и я решил начать второй с той же колебалки. Вторую игру начали почти сразу. Стас мгновенно понял, что в данной ситуации лучше всего рыба реагировала на поверхностный воблер, но именно из-за этого, он заметно отставал в темпе. Крючки на воблере постоянно зацеплялись в рыбе крайне неудобным образом, и на высвобождение рыбы Стас тратил слишком много времени. Во втором «туре» я тоже заметно ушел вперед благодаря чередованию красной Шейлы и блестяще-голубого Хай-Берста.

Отсутствие сторонней информации о ситуации на водоеме немного по своему напрягало, потому я откололся и ушел на другой берег, где было основное скопление народу. Егумнов Илья и Киреев Александр стояли почти впритык, и можно было бы подумать, что те и вовсе являются оппонентами. Меня же больше волновал тот факт, что первый, используя непонятную приманку из пластика, ловил намного чаще. Сообщив своему попутчику имеющиеся данные, двигаю в сторону доброй половины контингента – друзей из Москвы, с целью понаблюдать за их техникой.

За три с половиной часа я поймал около сотни рыб. Можно было бы и больше, но бесценный опыт скоростной ловли бойкой форели получен в достаточном объеме, в отличие от понимания ситуации. Если при ловле на блесны я могу хоть примерно понять, чего добивается от нее соперник, то с ловлей на пластик все куда сложнее. У меня нет даже примерной картины того, как ведет себя пластиковая приманка под водой при той или иной обстановке. Ну, ничего, может завтра все прояснится.

Вечером после дополнительной тренировки было достаточно времени для разбора полетов. В процессе я поделился информацией о разнице в строях японских спиннингов для «Area», а Стас на практике посвятил в курс «как сделать любой вечер веселым: для чайников». Не чувствуя ног, уже в не самом адекватном состоянии после вечерних посиделок, ложусь в кровать.

Последняя неделя была очень странной. В предвкушении приходилось сжигать огромные объемы свободного времени. При первой же возможности я хвастался тем, на каком крутом водоеме предстоит ловить, и на какой крутой турнир предстоит дорога. А ведь все, так или иначе, повторяется: я снова тут, в компании единомышленников, до краев заряженных позитивом, желаю поскорее заснуть, чтобы завтра по сигналу синхронно со всеми начать ловить. Только вот дурацкие мысли с нотками пессимизма без предупреждения лезут в голову. Им словно нет конца.

Утро вечера мудренее!

День 1.

Утро. Понимание его знаменательности нахлынуло вместе с головной болью, стоило только открыть глаза и лицезреть помещение. Гул, глубокий и бесконечно томный, плавно сменялся на шум, имеющий четкие очертания. Он исходил с первого этажа. Андрей Ананьев, услышанный через сон, стоящий напротив с одним лишь вопросом – «А какую отвертку воткнуть в глаз Чепкасову? Плоскую, или крестовую?», пропал так же неожиданно, как и появился. Встаю, и ступаю вниз по широким ступеням полу винтовой лестницы. Первым делом неуверенной походкой направляюсь к стойке, дабы удостовериться в ее целостности. Убедившись, что за ночь ничего не подрезано, облокачиваюсь на диван, и долгое время пытаюсь прийти в себя.

Двухэтажный гостевой домик был залит солнечным светом не полностью, поэтому даже такое не малое по сути помещение казалось еще больше. Если на втором этаже, откуда я вынужден был спускаться, стоят кровати и шкаф, окруженные голыми деревянными стенами с окнами на торцах, то на первом этаже все было чуть поэлегантнее. Снизу находится некое подобие зала, в котором удачно разместилась и кухня, и санузел в отдельной комнате. Немалую долю свободного пространства занял стол с диваном, на котором я сейчас пытаюсь оклематься. Остальная же часть этажа либо пустовала, либо была заставлена стойками и ящиками остановившихся спортсменов.

Ситуация на улице ничуть не отличалась от вечерней. Кто-то что-то ест, вяжет, отдыхает, или направляется с вещами на место регистрации. «С дороги!» — подвинул меня из прохода Антон, по совместительству один из причастных к организации турнира, и пошел за всеми. Я последовал его примеру. Схватился за стойку, и почесал в сторону водоема. Приезжие ночью и рано утром уже подоспели, потому короткая дорога до импровизированной, сделанной на основе беседки будки судейской коллегии, заняла чуть больше времени. Всем, даже тем, с кем уже виделись вчера, обязательно нужно было пожать руки, из-за чего раз пятнадцать стойку пришлось приземлить.

На регистрации выдавали всю ту же карточку участника, удивление от которой я высказывал в прошлом отчете, наклейки и значки с символикой мероприятия, ну и манишку с регистрационным номером. Действительно полный набор, который желаешь увидеть на турнире. Сразу после получения стартового реквизита решаю окончательно убедиться в готовности снастей. В процессе несложной на первой взгляд операции, ко мне подрулил товарищ из Омска, тот самый, что удивил меня на прошлой свободной практике наличием манерных спиннингов от фирмы Mukai, флаг с эмблемой которой задорно развивался на постоянно усиливающемся ветру.

До старта все еще оставалось довольно много времени, поэтому после выяснения обстановки на фронте, я пошел обратно в домик. Стас оказался человеком слова, и на всех сделал кашу, как и завещал накануне. Каша с чаем, к слову, зашла крайне удачно. После завтрака я принялся отдыхать на травке подле дома.

Построение, зарядка, официальное открытие соревнований – все проходило по плану в соответствии с регламентом, только старт заранее перенесли на полчаса, дабы начать чуть раньше. Мой стартовый сектор, как и в прошлый раз, оказался на противоположном берегу недалеко от границы зоны. Первый соперник – Василий Лобашев уже был готов стартовать, и по этой причине дополнительно подзарядил меня и Диму Борисова. Ну почему последние минуты перед стартом такие бесконечные? Время теряется где-то в пространстве, и не настает не под каким предлогом. Желание забросить приманку нарастает в геометрической прогрессии, когда напряжение, повисшее в воздухе, уже успело достигнуть своего абсолютного максимума.

Вот он, тот миг. Хлест и свист слышны повсюду – это тридцать пять приманок единовременно полетели куда-то прочь. Под всеобщую серенаду и я делаю свой фирменный заброс, имеющий метровый хвост, а блесна в свою очередь летит по заранее заданной мною траектории. Перед самым падением железки на воду, придерживаю леску рукой, чтобы высвободить крючок из сложившегося в подложке состояния.

Поклевок много. Что и следовало ожидать от такого количества хоть и не свежезапущенной, но активной рыбы. Они устраивают настоящие драки за приманку, поэтому первые несколько проводок результата не приносят нам обоим. «Черт! Опять батон!» — воскликнул по левую руку Дима. «Ха – это не батон!» — с ухмылкой отвечаю я ему. Мой сосед слева даже не догадывался, что пока он не посещал водоем, рыба тут сильно изменилась. Вернее догадывался, но, как и я – только по слухам.

Когда я был тут два месяца назад на прошлой «Азартной форели», рыба была вменяемая, и парковалась без всяких проблем. В принципе не понятно, по какой именно из причин рыбы одичали, хотя у некоторых есть предположения. Одни говорят, что форель продолжает активничать из-за конкуренции за корм во время кормежки, а другие, что само по себе большое количество форели склонно к быстрому восстановлению при определенных условиях. По моим только скромным подсчетам, за весенне-летний сезон без зарыблений поймано более двадцати тысяч рыб, хотя в водоеме имеется лишь двадцать пять. При прочих данных после вылова даже половины особей активность должна была резко упасть, но только не тут. Пожалуй, назову это явление «Чебаркульская Активность».

Первые десять минут веду с заделом в два хвоста. Ситуация очень шаткая, поэтому эксперименты откладываю до следующей возможности, и просто продолжаю ловить на Софию в тридцать девятом цвете. Этот цвет является светонакопительным, что дает определенное преимущество при ловле в слегка мутной воде. Вася продолжает синхронно со мной сливать рыбу, но в какой-то момент череда обидных сходов прекратилась, и я смог выйти вперед с заметным отрывом.

Первый тур закончился со счетом десять – пять, хотя близлежащие сектора, играющие преимущественно воблерами, уходили в переходы с большими счетами. «Пока можно играть железом – буду брать от него все, что могу» — думаю я по дороге в следующий сектор на другом берегу. Тактика заведомо неправильная, но другую в этот момент я себе попросту не мог представить. Следующий тур обещает быть не таким простым, поэтому готовлюсь морально перед встречей.

«Вновь мы встретились во втором с краю туре!». Однако в прошлый раз, хоть и в этой же зоне, но мы стояли немного по-другому, и теперь у меня, вероятно, есть шанс отыграться. Старт второго тура в виде заранее подготовленного гудка прозвучал также неожиданно, как и финиш первого. По обыкновению в спешке начинаем ловить.

Еще один элемент, хоть немного, но отличающий местные турниры от любых других. В Москве или Петербурге, ты, смотря на карточку, не можешь определить оппонента, и он остается инкогнито вплоть до встречи в секторе. Если бы пришлось играть с Антоном без предупреждения, то я бы не на шутку удивился. Конечно, шанс узнать своего соперника до старта – очень хороший ход, только если ты местный. Я вот, к примеру, на прошлом турнире, не знал из своей карточки почти никого, потому и не смог воспользоваться данным преимуществом. Хотя о чем это я?

С самого старта ловля у Антона не задалась. Мои сход на сходе даже рядом не стояли с его невнятными контактами, которые он никак не мог реализовать. Видимо и вправду левая позиция этого сектора играет ключевую роль. В завершение нашей игры я вел в три рыбы. Обычно три рыбы – это очень незначительная разница, но только не сейчас. До этого отрыва ему удалось добраться путем перебора приманок, хотя я ловил, не меняя тактики – в железо.

Третий тур попал на одного из многочисленных представителей Московской делегации – стою с Татьяной Черкасовой. Начинаю по классике, и уже через пять минут ухожу в эксперименты, так как ощутимо вел в счете. В ходе экспериментов выяснил, что и в моих железных руках работают воблеры. HMKL inch crank в новом кастомном цвете помог еще сильнее оторваться по мере душевной беседы. Правда, в последующем я все-таки решил пробовать ловить именно в приманки Nories, не изменяя традициям. До конца тура мне удается сохранить отрыв, и я побеждаю.

Пары слева и справа вновь ушли за отметку в десять хвостов, а это уже стабильность при таком клеве. Пожимаю руку соперницы и настороженно шагаю влево к неизвестному мне Антону Милованову. Страх и ужас – у него стоит воблер, но для закрепления результата ставлю себе цель поймать как можно больше в железо. Стартуем, как ни в чем не бывало, без заминок бросая приманки в голубую воду.

Вода… Большинство Московских платных водоемов не способны поддерживать благоприятную для форели холодную воду, особенно в знойные летние дни. Большинство – не все, однако, те, что держатся, используют проточную воду. Если Питерские «Рыбные Пруды» и «Царская Рыбалка» стоят на холодной реке, в которой по определению живет дикая форель, то РК Азарт и некоторые Московские образцы были вынуждены рыть скважины. Хотя в этом деле холодная вода – лишь пол работы, ведь также важно поддерживать помимо температуры и нужное количество кислорода. Чуть меньше или больше, и рыба тотчас начинает болеть. На спортивном водоеме в Азарте, дабы не насыщать воду кислородом, построены альпийские горки, по которым стекает вода, а сам кислород регулируется установкой аэратора по центру водоема.

В этот раз сектор выпал в аккурат напротив аэратора, у которого по непонятным мне причинам скапливалось много крупных особей. Блесну покрупнее на тонком эстере одного из комплектов можно было бросать прямо под эту конструкцию, но в этом просто не было нужны.

С самого начала тура я проигрывал одну рыбу, и для того, чтобы выровнять счет после истечения десяти минут я впервые вынужден перестраиваться на пластиковые приманки. Мой оппонент в этой игре получает те же холостые поклевки, что и я, только у него их гораздо больше. Принимаю решение прочесать горизонт, в котором предположительно и ловил Антон приманкой от неизвестной мне фирмы. Без промедления я цепляю темный РашБелл, и на выбросе, прямо под аэратором, клюет огромная форель, которая двумя сильными ударами уносит в своих зубах мою погремушку. Отличное начало, особенно учитывая то, что этот воблер мне достался от Женьки Чирака.

После досаднейшей потери цепляю белый райс, и на равномерной проводке тут же ловлю рыбу. Не понимая, как в действительности нужно работать этой приманкой, начинаю делать одну неправильную по скорости проводку за другой. Время начинает поджимать, а все еще лечу как однослойная фанера при ураганных двадцати метрах. Счет пять-пять, сигнал, сообщающий о том, что осталась одна минута, пробил, а соперник тем временем уже волочет рыбу, неспешно заводя ее в подсак. Шестую рыбу…

Осознаю, что если срочно не предпринять никаких действий, то можно вот так слить тур не такому уж и сильному на вид сопернику, который, как и я в тупую орудует воблерами на равномерных проводках. Делаю заброс прямо себе под ноги, быстро заглубляя воблер путем опускания большей части удилища в воду. Вижу, как за бедным рисовым зернышком пристраивается голодная рыбка с полтора указательного пальца длиной, и каким-то чудом, прикусывая его сзади, зацепляется за задний крюк. Как только она с приманкой в четверть своего размера поплыла в сторону, я тут же выполнил короткую подсечку. В связи с малым размером форельки, я только успел оповестить своего соперника о факте поклевки, и рыба, от одной лишь подсечки, тут же оказалась в подсаке. Буквально на последней секунде вывожу определенно проигрышный тур в ничью. «Вот блин!» — воскликнул с не читаемой интонацией Антон, и маленько выдавил удивленную улыбку.

Если бы не моя попытка отыграться в железо, то вполне все могло бы закончиться благоприятнее для меня. Что же стоит предпринять в подобной ситуации? Правильно – отойти от принципов и попробовать лучше понять тему. В следующем секторе меня уже ждал Роман Фоминых, которому еще на подходе я высказал напутствие о том, что желаю отыграться за прошлый турнир. Если сказал, то нужно претворять. Стартуем по сигналу – ничего нового.

Пятый тур – последний для меня на этом берегу. Следующие три придется играть напротив. Пожалуй, скажу и о том, что эти берега очень сильно отличаются друг от друга. На прошлом турнире так вообще – смена оказалась слишком критична, и напрямую повлияла на мой результат. Во первых, там из-за деревьев очень часто есть тень, а в тени, как вы знаете, работают совершенно другие приманки. Во вторых, та сторона является наветренной. Весь мусор с поверхности так и норовит оказаться прибитым именно под тем берегом. Ну и в третьих – там меньше плотность рыбаков. Одной из особенностей местной разметки секторов является фиксация оных. Пятьдесят секторов начиная с ближнего берега, были ровно размечены по всей береговой линии, а значит, что если участников меньше пятидесяти, то дальний берег практически пустует.

За процессом ловли на ближнем берегу большую часть времени следит главный судья турнира – Алексей Колотов. Вы можете себе представить вообще подобный расклад? Вы – рыболов спортсмен, не брезгующий положить руки на приспособления для лова форели, проезжаете черт знает сколько километров, что бы безвозмездно посудить двухдневный турнир. Лично мне особенно понравилась его фраза на первом построении – «Играем – как? По правилам! Но запомните пару моментов. На первом месте – сохранность рыбы, на втором – честная игра, и лишь на третьем – результат!». Вот именно таким и представляется идеальный судья «Area» соревнований. Я надеюсь, что все участники оценили тяжелый труд присутствовавшего на мероприятии судьи.

— Саша, а что за воблер у тебя такой?

— Пупа. Кранкин Пупа.

— У меня похожий есть, но что-то не то…

— Этот цвет довольно редкий, именно сейчас он хорошо начал стрелять.

Не всухую конечно, но с заметным отрывом иду на протяжении этого тура. Секунды две заглубляю черную Пупу, после чего выполняю обычную равномерку. Изредка чередую воблер и блесны, дабы попытаться лучше вникнуть в суть. Но рыба то вроде клюет – зачем придумывать что-то новое? Продолжаю игру в поисках более ловчей приманки. Побеждаю уверенно, со счетом одиннадцать-шесть.

— Блин. Вот такой воблер? – указывает на приманку, висящую на одном из комплектов.

— Да, именно. Цвет немного отличается, но не суть важно. Немного заглубляю и просто тяну его.

— Спасибо за игру! Попробую его впредь!

Как всё-таки приятно говорить с людьми на схожие темы, когда вы с полуслова понимаете друг друга. А особенно приятно то, что даже после двадцати минут напряженно борьбы вы обмениваетесь ценной информацией. Сбор информации, пожалуй, важнейший аспект в «Area». Как говорят сами Японцы – «Крайне редко бывают ситуации, когда рыба действительно не хочет есть, чаще всего отсутствие клева связано с неправильной тактикой в ловле, а косвенно – с приманкой». Я часто руководствуюсь этой фразой, но она мало применима на водоемах не Японской концепции. Вот бывает, стоишь на зеркале площадью под пять тысяч квадратов, но рыбы в твоем секторе не оказывается, и вы пишете друг другу баранки, а после с угрюмой миной двигаетесь дальше. Не круто – правда? Однако есть другой вариант – у тебя в секторе не одна сотня рыб, которые уже к четвертому туру становятся настолько выборочны к приманкам, что разрыв в пять рыб и более становится нормальным. Может тоже не самый идеальный вариант, но суть в чем? Понять, на что лучше в данной ситуации рыба реагирует: при таком цвете дна, воды, неба, при этом учитывая еще сотню других факторов. В «Area» должен отсутствовать элемент поиска рыбы в локальном понимании – она должна быть везде. Вот суть. Конечно, мое мнение может быть далеко от истины, но со стороны оно выглядит именно так, да и сами Японцы высказывают нечто подобное.

Ух, успел забежать купить холодного сока и добежать до другого берега. От перевязки пришлось отказаться, и так все ждали моего прибытия. Перерыва в десять минут на такие манипуляции немного недостаточно. Кто тут у нас? Александр Ермолаев! Тот, кого на прошлом турнире я вынес с самым разгромным счетом. «Ну как оно?» — с ехидной улыбкой выдавил я. «Я воблеры с собой вообще не брал…» — ответил мне брат по несчастью. В процессе диалога я выяснил, что он реально просто не взял воблерную коробку. Не самое лучшее стечение обстоятельств с какой стороны не посмотри. Ставлю победную Пупу, и с характерным сигналом начинаю ловить.

Очередь из трех поимок не заставила себя долго ждать, и после этого мы сошлись на мнении, что без воблеров и стиков тут вообще делать нечего. Наблюдая за его попытками поймать рыбу на блесну, мне тоже захотелось попробовать острых ощущений. Зеленая «София» с характерным звуком летит куда-то вдаль, и на первом метре проводки садится очередная рыба. Сообщаю своему бедному сопернику сразу после второй поимки на блесну, что рыб стоит глубже. «Глубже… Последние несколько проводок, конечно, принесли лишь пустые поклевки, но в данной ситуации просить большего от колебла и не стоит». Веду со счетом десять-два, хотя победой это было очень трудно назвать.

— Смотри, смотри на мою карточку!

— Хм, что это такое?

— Это радужная форель по японски, «Nijimasu» читается. Хочешь такую же напишу? Она удачу приносит!

— Ну… давай, правда не думаю что это сильно спасет.

— Спасет, спасет – еще как спасет!

И без такого не обходится.

Следующий по списку Станислав Абрамовский. После такой каши и веселого вечера наверное стоило и поддаться, но, увы, я был слишком увлечен ловлей на пупу, а в голове вертелся лишь следующий тур. Завершающий тур первого дня предстоит играть с настоящим монстром, который к тому моменту уже сделал семь побед. Побеждаю Стаса на ту же Пупу со счетом восемь-четыре, и иду навстречу судьбе – неминуемому проигрышу.

Почему я сдался раньше времени? У меня не было никаких идей на то, как победить того, кто так стабильно и уверенно шел. Позиция и на сей раз в корне неправильная, но таким не жалко проигрывать. «Обучаться надо в ауре Мастера» — как говорится. Олег сильнее, а вот на сколько – самому интересно. Олег Осетров. Восьмой тур.

Очередной гудок утонул где-то в пространстве, давая понять, что старт последнего забега был дан. На первой же минуте Олег выходит вперед, ловя форельку на Стик. Размачивая счет, и я открываюсь рыбой на Пупу, которую на последний тур решили выключить, ведь больше она не принесла даже единичной поклевки. Меняю Пупу на Райс, и повторяю ситуацию, но мой оппонент не отстает, и после очередной поимки, оценив не результативность Стика, ставит трехкрючкового Занму. Этот белый в розовую крапинку воблер приносит ему третью результативную поимку. Мукай Занму идет явно глубже моего Райса, поэтому я поставил РашБелл, и уже через пять минут ловлю еще две рыбы.

К сожалению, после этого воблеры у меня перестали ловить, и я принялся молча наблюдать за техникой ловли на Стики. За три минуты до конца у меня внезапно родилась идея – почему бы не поставить блесну в самом рабочем по прошлому турниру цвете, и не начать ей работать в горизонте, в котором ловит Олег? Как всегда, сказано – сделано. Не успеваю я забросить блесну, как мой оппонент начинает в голос смеяться, держа в руке ту самую палочку. Вместо заброса в ступоре поворачиваюсь в его сторону.

— Видел, я последнюю рыбу поймал?

— Да, видел.

— Видел, у меня сейчас было много холостых поклевок?

— Ага.

— На той рыбе, видимо, крючок был уже сломан, но из-за того, что он крепится напрямую к приманке, его застопорило, и рыба не сошла.

— Ну… Да уж… Вот оно – МАСТЕРСТВО!

— Да брось ты, лови давай!

Ловить? Ловить. Ловить! Такого поворота я, конечно, не ожидал, но Випер в цвете «Осень», или же «Гепатит», уже успел погрузиться на нужную глубину. Каждая последующая проводка приносила сход за сходом, поэтому я дополнительно расстраивался, понимая, что всё-таки чуда не произошло. Только после сигнала о оставшейся минуте, рыба вдруг начала нормально засекаться, и я умудряюсь поймать две рыбы. Время подводить личные итоги. Шесть побед, одно поражение, и одна результативная ничья.

— Ой, Олег, а ты будешь расписываться?

— Распишись за меня, меня трясет чутка.

— Ну… Ладно…

Ох, ну, что поделать, и не откажешь ведь. Промежуточные итоги будут известны чуть позже, а пока можно идти на обед.

На территории комплекса в течение нескольких месяцев произошло множество изменений. Одно из них – постройка летнего кафе-ресторана. Добраться до него от водоема можно все тем же путем – нужно идти вдоль канавы с осетрами, карпами и форелью, при этом никуда не сворачивая. По левую руку будет летняя терраса, прилегающая к мини-зоопарку и гостинице, ну а вправо сворачивать некуда, кроме как в саму кафешку. Внутри, как и положено встречает уют и комфорт. Ухоженные столики и скамейки расположены вдоль стен, пустоты которых занимают окна и различные картины. Заказы разносит официант – еще один элемент.

Усевшись рядом с другими, успевшими добежать спортсменами, жду подношений. На обед уже по обычаю плов – «А эти ребята себе не изменяют», да компот. Все съедобно, а для такого качества цены вполне вменяемые. Гораздо дешевле, чем в каком-нибудь вагоне-ресторане РЖД. Я бы не сказал, что такой обед является полным, но утолить голод вполне достаточно, да и думаю тут был расчёт на вечернее застолье, которое непременно состоится.

Следующий час состоял из скитаний по территории, пока мне не предложили вариант помочь занести данные первого дня в хитрую программу, на что я любезно согласился.

— Неси принтер в домик номер 3, Саня.

— Принтермейнстер!

— Да неси уже!

Историю о том, как я ходил с принтером в поисках нужного домика можно тоже изложить в нескольких томах, но, пожалуй, сделаю это при написании следующего отчета. Ну, принтер такой черный, а еще я умудрился уронить бумагу, и так же незаметно подобрать ее, чтобы никто не увидел. Прям таки чистосердечное признание в своей криворукой натуре.

В конечном итоге я озвучивал цифры с карточек, а Антон кропотливо их заносил в базу. Сидеть под солнцем на прохладном ветру оказалось достаточно кайфово. Время пролетело незаметно, и уже совсем скоро я пошел понемногу пускать слухи тем, кто оказался наверху таблицы. По сегодняшнему дню я оказался шестым. Если бы сегодня проходил финал, то я несомненно прошел бы в него. Самонедовольство окончательно ставило меня в тупик. Как завтра продолжить ловить? А самое главное – на что? Эти вопросы не давали покоя некий промежуток времени, пока я не отвлекся на звонки в Питер с пояснением ситуации.

Пока я бегал с телефоном по водоему, передавая свои мысли с таким пафосом, что самому становилось противно, наступил вечер. Солнце медленно, но верно уходит за кроны деревьев, опускаясь ниже полей. Ветер, не дающий совершать нормально забросы, постепенно терял силы, пока вскоре и вовсе не прекратился.

Застолье и жаркие дискуссии планомерно перекочевали в номера и кафе, а я наслаждался почти настоящим квасом и диалогом с Васей. Это был очень интересный день, принесший множество ценной информации.

Втыкаю смартфон на зарядку и заваливаюсь в койку. Как вообще завтра подняться на ноги? Да пофиг. Меня уже ничего не волнует, поздно когти точить.

День 2.

«Оххх, как все болит…» Затаив дыхание для оценки обстановки понимаю, что никто уже не спит, и даже больше – все уже чаевничают. Встаю с правой ноги, а после иду в сторону вышеупомянутой перемычки между этажами. На секунду в комнате настает тишина, но как только все поняли, чей силуэт шмыгнул по лестнице, помещение вновь наполнилось шумами различного характера. Принарядившись в повседневное одеяние, сразу после кружки чая, направляюсь в сторону водоема.

Как и было обещано синоптиками, характер погодных условий, хоть и незначительно, но претерпел изменения. Вчера было довольно жарко, однако ветерок, без устали дующий с полей, нивелировал жару. Сегодня же ситуация похожая, только вот ветра нет. Начиная с первого тура, около скважины образовывались очереди, что бы пополнить запас воды, так необходимой в жаркий летний день. Правда, на дальнем берегу было по-прежнему прохладно из-за тени, но это уже совершенно другая история.

На регистрации полученную карточку я тотчас принялся подробно изучать. Первый тур – Дацюк Николай. «И кто же это блин?» — вторю себе под нос, но ответа естественно не поступает. Ставлю стойку в свой сектор и иду на построение. Много времени процедура в этот раз не заняла — главный судья повторил принцип ловли, да и сделал акцент на некоторых моментах, после чего была объявлена пятиминутная готовность. Народ начал в спешке расходиться по точкам, а я нацепил рабочую блесну на рабочий комплект и приготовился ловить.

И снова эти минуты, кажущиеся вечностью. Успеваешь подумать обо всем в подробностях, многократно окатить взглядом свои снасти, чтобы убедиться в их работоспособности, но настроя от этого сейчас не прибавляется. По непонятным причинам я очень волнуюсь, но не из-за обстановки. Уже становится понятно, что если вчера разрыв по восьмерке составлял пять баллов, то сегодня он увеличится не более чем в половину вчерашнего, то есть максимум до восьми. Соответственно, что бы пройти в финал, нужно сделать от четырех побед. Эти мысли не давали мне покоя с самого утра, и, видимо, я все же сглазил. Рыба стояла у самой поверхности, так как ночью вода немного, но остыла, да и корма там намного больше. Делаю первый заброс в надежде поймать рыбу именно с поверхности.

Рыба, жадно атаковав приманку, сделала свечку. Блесна сразу после сходы рыбы, пролетев по траектории в виде строгой прямой, попала прямо в удочку, и обкрутилась, создав множество петель и узлов. Такой поворот меня ни разу не порадовал, потому что пришлось поставить единственный заговоренный на отсутствие сходов комплект. Только видимо, это бы мне не особо помогло…

Второй заброс не принес больше радости, ведь рыба оторвала блесну у самого подсака непонятным мне образом. «Черт!» — говорю я – «Вот что так не везет?» — адресую Диме Борисову, стоящему по правую руку. Перевожу взгляд на соперника, в надежде увидеть хоть каплю смятения, но в тот момент он был занят вываживанием второй рыбы. Вот уж и правда, патовая ситуация. Хватаю третий комплект.

На этот раз боги этого водоема смиловались надо мной, но это только что касается снасти. Рыба отказывалась клевать в то время, когда соперник получал множество поклевок, имел сходы и поимки. Сам факт того, что заброс за забросом я не получал поклевок даже при использовании такой же блесны, что и оппонент, оставило меня в непонимании вплоть до конца тура. Я просто ничего не мог поделать, и лишь изредка вытаскивал рыбу.

Таким разгромом и закончился этот тур. Счет пятнадцать-шесть вряд ли можно назвать случайным проигрышем. Я готов принять такой исход, ведь сам ничего не смог предпринять в такой ситуации. Мы ловили на одинаковые блесны, примерно на одинаковой глубине, да и на такой же дальности, но как могло так получиться, что у меня было в разы меньше поклевок? Может виной тому служит то, что Коля стоял в самом углу, и левее его никого не было? Да ну, все равно как-то странно… Саша Ермолаев уже ждал меня в седьмом секторе, и я поспешил к нему.

— Ууу, а откуда у тебя воблеры?

— А вот! Как первый тур?

— Грандиозно про**… слил!

— Как так то?

— Да вот сам не догоняю… А я смотрю ты серьезно настроен сегодня!

— Ой, перестань, скажешь тоже.

Начинаем ловить, ведь старт второго тура самого Плаго-Стикового турнира был дан строго по расписанию.

Понимая, что первую проводку воблером мой соперник будет делать довольно долго, решаю стартануть с блесны.

Первая проводка приносит мне рыбу, а вот несколько последующих – только холостые поклевки. «Долго такое продолжаться не может, скоро мой соперник поймает волну, и начнет ловить рыб..» — не успел я построить очередную логическую цепочку, как Саша вытащил свою первую рыбу. Ставлю воблер в надежде повторить результат, и это, хочу вам сказать, у меня удалось. Вскоре я поймал первую рыбу на Пупу, правда против двух у оппонента, и мне пришлось опять думать. «Первый раз с ним приходится идти вровень. Надо что-то делать. Срочно». После поимки очередной рыбы на черную Пупу, ставлю Софию. «Хороший цвет!» — сказал мне в прошлом перерыве Илья, вот я и решил попробовать то, что он завещал. Это была София в малом размере с довольно интересной новой раскраской. На блестяще-зеленом фоне хаотично разбросаны более матовые капли светлого кислотного цвета, и все это изящество на темной подложке. Рыбе ну просто не может не нравиться такое дикое цветовое решение, а этот аргумент был опять же в пользу совета от Ильи. Я крайне быстро довожу счет до восьми, и напоследок ловлю еще одну форель на Пупу. Побеждаю со счетом девять-пять. Радостный иду дальше.

Жарко. Очень жарко. Очередная очередь из нескольких человек к воде. Сидр от Ананьева Андрея. Вася в противниках. Многие знают, что я не переношу высокие температуры. Голова начинает плавиться, даже не смотря на защитный головной убор. В угоду многим обстоятельствам, стартуем как всегда без заминок.

Тур не прямо что бы интересный получился, даже больше какой-то обыденный. Мы просто двадцать минут не переставая ловили в воблеры, а я лишь изредка, буквально на пару забросов, переключался на зеленую Софию. Огромное количество сходов ясно давало понять, что мы оба могли поймать уже рыб по десять. К концу тура, путем заглубления той самой Пупы на ее предельную глубину, выяснил, где стоит нижний слой рыбы. С тем, что было с собой, я не мог пробить его более тщательно, потому просто ждал окончания тура. Счета детские – пять и три. Побеждаю. Пожимаем и расписываемся в карточках – все как всегда, ничего нового.

Большой перерыв оказался для меня самым малым за всю историю. Весь его промежуток я пробегал в поисках Стаса. Отобрал у него ключи от домика, чтобы вытащить из рюкзака запасной кошелек с тяжелыми блеснами. Сев на скамейку недалеко от своего сектора, принялся вновь изучать наполнение в виде колебалок, данными на использование членом моей команды. Битва с Димой Перевозчиковым, который шел очень хорошо по итогам первого дня, предстояла нешуточная, и я долго думал по поводу цвета приманки.

Мне предстояло оббивать придонный слой, поэтому я остановился на Руни в почти самом тяжелом весе. Цвет выбирал из тех соображений, что в подобной ситуации на домашнем водоеме ловилось именно на него. Говорю ему, что желаю его победы, и… начинаю ловить…

И тут как понеслось! Я только успевал заглублять блесну в рабочий горизонт, и тут же происходила поклевка. Причем поклевка не в стиле обоих дней турнира, а нормальная форелевая поклевка. Дима перебирая два воблера, не мог понять, где его обманули, но тут с высокой вероятностью сыграл именно тот фактор, что я упоминал выше. Перейдя на другой берег, ты не знаешь, на что там будет ловиться. Если на том берегу у него прекрасно работал белый воблер, я бы сказал — оба дня хорошо работал, то в этой части водоема, попытки поймать на него рыбу были обречены на провал. Нет, рыбу он, конечно, ловил, но одно дело мои восемь рыб подряд на руни, а другое — его пять за тур. Спросите — почему восемь? Отвечу.

Как и в случае с покойным РашБеллом, форель оторвала блесну сразу после атаки. Очень, очень и очень обидно! Только нашел рабочую колебалку, так сразу ее и потерял. На тот момент я уже видел, что Дима меня ну ни при каком везении не обловит, и после недолгих раздумий, решаю поставить Ли-Ворм. Ли-Ворм — донный воблер, или же — раттлин. Именно на него я за три минуты до конца долавливаю две рыбы, и получаю много холостых мощных поклевок.

Преимущество в пять рыб — как вам? Круто? Выиграл? Нет. Проиграл. Этот тур стал началом моего конца. Я сбился. Нельзя было так уверовать в одной приманке. Помните мой тур с Романом пятого мая? Я ему проиграл, но именно в той игре я нашел ту самую приманку, которая помогла мне с уверенностью выносить всех подряд. В этом случае случилось все с точностью, да наоборот. Надо снова идти пересматривать свою ловлю с ног до головы, потому что этот момент я понял только тогда, когда принялся описывать этот тур. Только тогда до меня дошло, почему после этого тура я начал проигрывать. Эта Руни в пятьдесят третьем цвете перечеркнула мою последующую игру, а я этого даже не заметил. Вот что значит — «Недостаточно выдержки», «Недостаточно опыта», «Недостаточно хладнокровия». Стэй Куул — именно этих слов свыше я не услышал, потому что находился в бункере победы над Дмитрием Перевозчиковым.

«Руни… Ловит?» — подумал я. Ошибочно подумал я, переходя на другой берег водоема, где меня уже ждал Васильев Денис. Почему то после такого ослепительного успеха я вдруг решил, что начать играть в блесну будет хорошим планом, но и тут я осекся. Во первых, я не сделал расчет на то, что на другом берегу работают другие приманки. Во вторых, я напрочь забыл, что в девяносто девяти процентах случаев побеждает воблер. Ну и в третьих, то, что было в предыдущем абзаце.

Три заброса Дениса спустя пять минут превратились в счет три-ноль, пока я безрезультатно судорожно перебирал Руни в различных цветах. «Дурак! Руни же предназначены для активной рыбы!!! Какого хрена ты творишь?!» — «А?». В надежде поймать тот цвет, на который бы хоть как-то реагировала рыба, я перебирал блесны, пока мой соперник ловил рыбу. Я тоже ловил… наверное… иногда… да какая в общем то разница? Проигрываю со счетом девять-пять, и направляюсь в сторону последнего сектора.

Одна победа и я не прохожу в финал по рыбам. Одно поражение, и я не прохожу в финал по баллам. Интересная безвыходная ситуация. Точнее будет сказать — «Сам себя загнал в угол, и что-то еще говорит о выходе», в общем то — так оно и есть. Перехитрил сам себя — не слишком ли банально? Кто там дальше? Черкасов Максим? Да уже в принципе неважно. Встал то я не с той ноги сегодня, поэтому и акцентировал на этом дополнительно внимание.

Старт. Одновременно ловим по рыбе, после чего у Максима садится крупная форель на Стик. Понимая, что нужно ловить сейчас, отбрасываю наконец дурацкую задумку «ловить в Руни», и вешаю запылившийся Райс. Сравниваю счет. Максим тут же ставит приманку, явлением которой расписался в своей победе. ПереСупу — приманка для летней пассивной форели. Она просто идеально подходила под заданные условия ловли. Пять-четыре, финиш.

Все? Это все кончилось? В этот момент, даже понимая, что ловля в этом турнире для меня окончена, меня все равно распирали эмоции. В бесконечном урагане смешивались грусть, радость, негодование, восхищение. Этому не было предела. Этот турнир оказался для меня чем то большим, чем поездка за две тысячи километров. Я открыл для себя еще несколько дверей в понимании этой непонятной рыбы. Конкретно на этот момент хочется сказать спасибо моим четырнадцати соперникам, которые показывали все свое мастерство. Спасибо организаторам мероприятия и администрации водоема.

Демагогию о том, что разговаривать с самим собой — это не есть хорошо, прервал голод, накопившийся за утро. Обед был поистине царский — борщ, гречка с котлетой, салат, тот самый компот. Все оказалась не на удивление очень вкусным, причем голод тут был совсем не при чем. Эмоции стали утихать, и я поникший принялся разгуливать по территории.

Предфинальное построение, финал, купание победителя — более чем пяти словах не могу охарактеризовать последующие процедуры. Искренне рад победе Юры Воронова, искренне поздравляю Олега со вторым местом, и так же от души желаю Мише Горячеву, занявшему третье место, больше не сливать столько рыбы в полуфинале. Это было действительно круто. КРУТО!

Долго думал, стоит ли как-то размазывать заключение, но пришел к выводу, что для спортивного отчета написано и так многовато. Думать придется еще очень и очень много, но надеюсь на дальнейшее развитие. Пожалуй напишу это именно тут — вы косо смотрите на количество текста и ненужных оборотов? — Я так вижу! Я не могу описать этот турнир по другому, у меня на это попросту не поднимается рука.

Отдельную благодарность за содействие хочу выразить в первую очередь клубу RedFish! Без поддержки команды этого клуба, о поездке в Екатеринбург можно было бы и не мечтать. Почему в Екатеринбург? Да потому что у нас список хоть и короткий, но состоит из нескольких обращений.

Огромное спасибо хочу сказать моему ново-старому друго-приятелю — Антону Берднику! Забрал — отвез, привез — потренировал, сыграл — увез. Я честно не представляю, что бы без тебя делал и я, и организация местных турниров.

И напоследок — спасибо генеральному спонсору турнира — Интернет Магазину «Японские Снасти»!!!!

Кто так топорно заканчивает отчеты? Я! Как говорит Андрей Ананьев?!

— На Азарт?! Да! ВСЕГДА!

Спасибо всем, кто дочитал до этой строчки!!!

И до этой!!! Пока, увидимся!

Похожие записи

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.